Звонкое эхо из Кубачи

Материал из Кубачи
Перейти к: навигация, поиск
Гаджи Иммаев

Небольшое дагестанское село Кубачи славится на весь мир своими мастерами. Только его жителям подвластна тайна уникальной технологии насечки золотом и серебром по стали и железу. Удивительный и ничем не объяснимый, но все–таки факт — искусство создавать украшения особым способом доступно только самим кубачинцам. За всю многовековую историю этого древнего дагестанского рода ни одному чужаку, даже из соседнего села, не удалось постичь его.

Настоящие произведения искусства (сабли, шпаги, посуда, серьги, браслеты, колье и многое другое), сотворенные руками кубачинцев, можно встретить в Эрмитаже, в музее Виктории и Альберта в Лондоне, в других странах Европы и США. В большинстве своем это подарки монаршей семьи Российской державы царским особам зарубежья, позже генеральные секретари ЦК КПСС одаривали власти дружественных стран.

...В небольшом тихом переулке на задворках кыргызстанской столицы корреспонденты “ВБ” нашли настоящего кубачинца — Гаджи Иммаева. Он не просто бережно хранит тайну предков. Он продолжает заниматься любимым делом, а прекрасная половина Бишкека с удовольствием заказывает украшения ручной работы.

Как “украсть” для себя... жениха

В Кыргызстане Гаджи появился пятнадцать лет назад. До 1987 года жил не тужил в родном Кубачи, что затерялось в живописных горах Дагестана. В Бишкек его привезла... девушка. А дело было так. Лейла Магомедова, дочь Бахмуда, к тому времени давно осевшего в Кыргызстане с семьей, приехала на родину в гости к бабушке. Родственники кыргызских дагестанцев жили по соседству с Иммаевыми. Увидел Гаджи нашу Лейлу и, ясно, влюбился. Уже во Фрунзе сыграли свадьбу. Потому что Лейла не захотела оставаться в Кубачи. Уговорила Гаджи поехать сюда.

Сегодня Гаджи и Лейла воспитывают сына и дочь. Сам хозяин обеспечивает семью доходами от своего ремесла.

Все эти годы он даже не задумывался о смене профессии. Гаджи творит маленькие и не очень ювелирные чудеса. Благо, для настоящего кубачинца не нужны какие–то специальные технические прибамбасы или оборудование. Настоящий кубачинец, говорит Гаджи, работает руками и душой. В “помощниках” у него только штихель — очень похожая на маленькое шило штучка. Ею как раз и делают те самые насечки будущего золотого или серебряного узора. Все остальное — виртуозная, как у пианиста, работа пальцев.

— В Кубачи никто никогда не осваивал другие специальности. С младых, как говорится, ногтей местных пацанов посвящали в премудрости изготовления украшений на металле, — продолжает Иммаев.

Оказывается, в обыкновенной средней школе Кубачи на уроках труда уже девятилетним пацанам раздают медные пластинки и штихели. Царапают поначалу еще корявые линии, привыкают к ощущениям, и лет через пять– шесть у юных мальчишек рождаются первые завитки будущего орнамента.

Кубачинские школьные выпускники сдают госэкзамены не просто по общеутвержденной программе, главным экзаменом для них, вспоминает Гаджи, всегда был экзамен по труду. В качестве “билета” старшеклассники получали заготовку либо будущего кинжала, либо заварочного чайника. Кому как повезет. И вот эту заготовку нужно было довести до совершенства к выпускному балу — не просто “одеть” в серебро (золото детям не доверяют), а попытаться выразить свою творческую индивидуальность. Вместо отметки — разряд ювелира–граверовщика.

У кубачинских девчонок тоже был свой экзамен. Они в течение десяти школьных лет осваивали мастерство золотошвеек. У настоящей кубачинской невесты, согласно народным обычаям и традициям, в качестве приданого, помимо кастрюль, белья и прочей бытовой утвари, непременно должно быть в наличии не менее 40 головных покровов — из тончайшего батиста, тяжелого натурального шелка, маркизета, отделанных вышивкой золотой нитью. Почти половину (вторую часть готовит мама) девочки вышивают сами. Тут тоже свои секреты. Рисунки, вязи узорных сплетений и стежки определяют статус хозяйки — из какого фамильного рода, замужняя ли она или еще в невестах пребывает...

Лейла сейчас уже вышивает покровы для восьмилетней Розы.

Подарок для Джорджа Буша–старшего и... младшего тоже

— Вах, какая была камча! Не камча, а мечта всех джигитов, — восклицает Гаджи.

Когда Президент Кыргызстана Аскар Акаев был приглашен тогда главой США Джорджем Бушем–старшим посетить Америку с первым официальным визитом (это было осенью 1991 года), к кубачинцу обратилось с просьбой руководство объединения художественных народных промыслов “Кыял”: давай, дружище, выручай.

И Гаджи инкрустировал камчу — серебряный узор, сплетенный кыргызско–кубачинской вязью, обрамлял рукоять хлыста. Все, кто видел этот подарок, восхищались. Сейчас камча находится в доме отца нынешнего президента США.

Вещица, судя по всему, была что надо. Потому что спустя одиннадцать лет Гаджи заказали подарок, на этот раз для Буша–младшего. Аскар Акаевич вручил ему во время своего последнего визита тоже камчу от мастера Иммаева. Теперь она была преподнесена в футляре, который тоже изготовил Гаджи.

Но такие заказы, говорит кубачинец, случаются редко. Основные его клиенты — это жены депутатов и министров, которые то и дело обновляют свой побрякушный гардероб. Всякие там колечки–сережки они предпочитают покупать не в магазинах, а заказывать у Гаджи. Ручная работа как–никак. Это вам не ширпотреб. Сейчас потянулись и иностранные клиенты из числа аккредитованных дипломатических миссий и представительств.

Гаджи запомнился один господин — из офиса Всемирного банка. Он заказал украшения для супруги, настояв, чтобы серьги, кулон и кольцо были обязательно в форме... государственной атрибутики Кыргызстана. “Тюндюк — это так ювелирно!”, — восклицал иностранец. Жена, говорят, тоже пришла в восторг...

Асель ОТОРБАЕВА. Фото Юрия КУЗЬМИНЫХ.

Опубликовано: ["Вечерний Бишкек" №241 (8165) 13.12.2002]


В начало - Статьи о Кубачи и кубачинцах в печатной прессе - ?