"За Кубачи я спокоен"

Материал из Кубачи
Перейти к: навигация, поиск
Газета "Новое дело"

31.05.2002

О проведенной приватизации "по Чубайсу" написано и сказано столько, что сегодня у многих вызывает содрогание одно упоминание о ней. Тем не менее начинается вторая волна приватизации госсобственности. Что это? Повторение пройденного?

МИРОВОЙ ОПЫТ, накопленный не одним столетием, убедительно доказал, что глубокие перемены в экономическом базисе общества, его государственно-политической надстройке сопровождаются разрушением старых бюрократических структур управления (от чего мы страдаем сегодня), развитием разнообразных форм собственности.

В странах с высокоразвитой экономикой происходит "социализация" капиталистического производства, выражающаяся в формировании ассоциированной собственности с коллективным владением и распоряжением, иначе говоря, возникновение новых видов общественной собственности, представленной кооперативами, народными предприятиями, акционерными обществами. Создаются предпосылки для смешанной экономики, открывающие возможности свободного выбора форм собственности и хозяйствования.

В смешанной экономике заметное место занимает трудовая частная собственность. Сфера ее распространения - легкая и пищевая промышленность, торговля, общественное питание, бытовое обслуживание населения, так как в них обобществление не эффективно. Здесь начинается становление новых социально-эффективных форм жизнедеятельности, позволяющих преодолеть тотальность, ложный коллективизм и гармонизировать интересы человека, коллектива и общества. Итак, если мы хотим создать эффективную, конкурентоспособную экономику, то приватизация собственности (проведенная тщательно, разумно, а не кавалерийским наскоком) - факт неоспоримый. Цель ее - нарушить монополию государственной собственности. Это весьма непростой механизм преобразования экономики, и в мире приватизация никогда не проводилась в условиях кризисного состояния экономики, сопровождающихся неконтролируемой инфляцией, требующей постоянной переоценки приватизируемого имущества и основных фондов.

НО ИМЕННО В ТАКИХ неприемлемых условиях проводилась первая приватизация в России! Поэтому она приняла уродливые формы. Случилось то, что должно было случиться. Подавляющая часть приватизированных предприятий не только не повысила эффективность работы, но оказалась на грани банкротства или обанкротилась. Особенно болезненно это отразилось на народно-художественных промыслах, где предприятия были отданы в полное владение их коллективам. Достаточно напомнить о трагической судьбе одного из крупнейших в этой отрасли Махачкалинского комбината художественных изделий.

Он был приватизирован в июне 1994 года при условии передачи ста процентов акций, иначе говоря, всей собственности, в распоряжение коллектива, и вот уже в течение 5-6 лет предприятие вообще не работает. Чтобы оценить последствия содеянного, небезынтересно ознакомиться с его краткой характеристикой. Главный административно-производственный комплекс комбината сдан в эксплуатацию всего лишь в 1991 году. Это четырехэтажное здание, насчитывающее до 10 тысяч квадратных метров площади, оснащено грузовыми лифтами, имеет погрузочно-разгрузочную площадку с импортным передвижным краном. В производственном блоке размещались несколько цехов, оснащенных новым оборудованием: ювелирный, вязальный (где было 60 машин японского производства); художественной строчевышивки; фотопечати (изготовление цветных платков и искусственных ковров). Здесь были прекрасные социально-бытовые условия. Вместе с филиалами, расположенными в Кумухе, Балхаре, Хаджалмахи и др., на нем было занято около тысячи работников. Продукция пользовалась широким спросом не только в Дагестане, но и далеко за его пределами. Экспонировалась на выставках в Австрии, Италии и США. Комбинат имел валютный счет.

Вот такое предприятие было решено приватизировать в самый неподходящий период, который усугубился еще тем, что его опытный директор неожиданно был заменен на совершенно неподготовленного для этого в профессиональном отношении специалиста. В те времена такое случалось. Ситуация, как внешняя, так и внутренняя, на предприятии, настолько ухудшилась, что начался массовый исход квалифицированных рабочих и опытных специалистов. После получения статуса "закрытого акционерного общества" комбинат практически прекратил работу. Выплатив государству 4,8 млн рублей (в ценах 1994 года), коллектив остался у разбитого корыта с долгами в 200 млн рублей. Страшно подумать, до какой суммы выросли эти долги сегодня.

Главный корпус комбината, которому на всем Северном Кавказе не было равных в отрасли народно-художественных промыслов, стоит безмолвным памятником бездумной приватизации. Никто из оставшихся акционеров не знает, что с комбинатом будет дальше, так как с 1994 года их никто не собирал, а директор неожиданно умер два года назад. Вот такой печальный итог.

А ТЕПЕРЬ ОБРАТИМСЯ к статье в газете "Новое дело" под заголовком "Кубачи: битва за серебро" (№17 от 26.04.02 г.), где автор высказывает озабоченность и тревогу по поводу предстоящей приватизации Кубачинского комбината художественных изделий.

Почему-то автор считает и пытается убедить всех, что комбинат перейдет в руки совершенно посторонних людей. Если предприятие будет акционироваться как открытое общество, то любой работник и просто житель Кубачи может приобрести акции и стать его совладельцем. Ну, а если люди "со стороны" приобретут большое количество акций, так неужели они перепрофилируют это уникальное производство и вместо ювелирных изделий начнут тачать башмаки или вязать джурабы? Контрольный пакет акций, очевидно, останется у государства, и уже даже по этой причине его профиль работы не может быть изменен. В законе о приватизации изменение профиля работы предприятия не допускается в течение пяти лет. Поэтому судьба Махачкалинского комбината этому предприятию не грозит: не то время, не те условия, не то у руля руководство. Надо признать, что руководство Кубачинского комбината весьма мудро поступило в свое время, не поддалось эйфории повальной приватизации в пору сильнейшего экономического кризиса и гиперинфляции. В труднейших условиях, когда практически все предприятия народно-художественных промыслов обанкротились, оно выстояло, а с приходом молодого, энергичного, как оказалось, еще и талантливого руководителя стало рентабельным.

Сегодня у комбината создались условия, когда основной кризис миновал и, следовательно, можно осуществить приватизацию цивилизованно, как это происходит в развитых странах. Акционирование позволит привлечь значительные инвестиции, которые будут направлены на реконструкцию и расширение производственных площадей, улучшение социально-бытовых условий работников, что, несомненно, приведет к повышению производительности труда и росту прибыли, а следовательно, к увеличению доходов всех работников.

ЧТО КАСАЕТСЯ СОЗДАНИЯ народного предприятия и полной передачи основных фондов коллективу, то, в принципе, это возможно, но это дело времени и не нужно спешить. Постепенно, когда непосредственно каждый работник приобщится к управлению предприятием, полностью осознает права и обязанности акционера, почувствует себя хозяином, а не наемным работником, тогда и можно будет поднять вопрос о создании коллективной частной собственности.

Не сомневаюсь, что руководство Кубачинского комбината не только не повторит ошибок прошлой приватизации, но и создаст образец цивилизованного процветающего акционерного общества. Так что за Кубачи можно быть спокойным. Это вам не 95-й год.

В. БОЛКОВ

Опубликовано: ["Новое дело" № N 22 31.05.2002]


В начало - Статьи о Кубачи и кубачинцах в печатной прессе - ?